Единый федеральный номер

(звонок по России бесплатный)

8 (800) 505-45-70

info@natsprom.ru

Национальная Промышленность

Межрегиональная общественная организация


Репортаж: Круглый стол "Импортозамещение в промышленности Москвы"

В нем приняли участие ведущие эксперты и представители предприятий города

На фото: Форум проходил в здании Московского правительства

Межрегиональная Общественная организация “Национальная промышленность” выступила в качестве соорганизатора и участника круглого стола "Импортозамещение в промышленности города Москвы: стратегия развития и этапы внедрения". Также соорганизаторами выступили ежегодный конкурс "Московский предприниматель" и рекламное агентство Re:Ad. Участники круглого стола обсуждали вопросы перехода с импортных товаров на российские, представили товары и услуги своих организаций, а также обсудили вопросы более эффективной модернизации промышленности. В начале дискуссии эксперты пришли к выводу, что импортозамещение - это, прежде всего не локализация производства в России западными компаниями, а создание и использование отечественных разработок. Пожалуй, наиболее интересным с практической точки зрения стало выступление Сергея Вакушина, заместителя руководителя КБ Люлька-Сатурн.

Согласно его утверждению, сейчас в России можно успеть наладить производство порошка для печати двигателей на 3Д-принтере, и тот, кто это сделает - станет стратегическим предприятием уровня Газпрома или Роснефти. Также интересной выглядит фармацевтическая статистика в области импортозамещения, приведенная Алексем Мартыновым, членом экспертного совета Агенства стратегических инициатив. С его точки зрения, довести собственное производство жизненно важных лекарств до 90 процентов к 2017 году в России невозможно, поскольку сейчас реально в России производится около 40 процентов от необходимых препаратов. Дмитрий Потапенко, руководитель Management Development Group, произнес очередную пламенную речь, посвященную положению в экономике, и сорвал аплодисменты собравшихся афоризмом "сифилис присыпками не лечат". Председатель правления "Национальной промышленности" Евгений Уваров подвел итоги круглого стола, призвав его участников к организации и эффективному взаимодействию друг с другом. "Сегодня у меня такое ощущение, что Россия находится в парадоксальной ситуации - мне кажется, что мы сегодня находимся на стадии перестройки. Но если в 90-е годы эта перестройка была ориентирована на разрушение всего, что было достигнуто за годы советского развития, то сейчас нам надо снова перестраиваться, но в созидательном ключе, - отметил он.

На фото: Депутат Московской городской думы Александр Сметанов, директор института актуальной экономики Никита Исаев, и Наталья Иванова, председатель правления компании "Союзконсалт"- ведущая мероприятия.

Сурен Варданян, вице-президент московской торгово-промышленной палаты: Важно понимать, что в экономике у нас нет друзей, есть только потенциальные партнеры. Поэтому важно выверять собственную позицию. Но в целом эта позиция должна отвечать, в первую очередь, интересам нашего бизнеса. А то у нас одна половина кричит, как мы сейчас быстро все импортозаместим, другая половина говорит, что ничего подобного не произойдет. В реальности же есть площадки и ниши, на которых возможен рост, но за последние годы мы слишком много потеряли. Нужно еще четко определиться в терминах, понять, что такое импортозамещение - да, есть много российских брендов, которые спрятались за иностранными названиями, но даже среди них есть много тех, чье производство сильно зависит от импорта, и назвать их чисто отечественными нельзя. Статистика вообще говорит нам такие страшные вещи, - комплектующие в тяжелом машиностроении - импорт на 70 процентов, в гражданском авиастроении - 80 процентов импорта. В нефтегазовой отрасли -60 процентов, в энергетике - 50! Даже в пищевых отраслях - да, 95 процентов курицы на отечественный рынок поставляется российскими производителями - но яйцо и корма все равно остаются импортными.

На видео: Александр Сметанов, Никита Исаев, Сурен Варданян.

Владимир Силуянов, руководитель аппарата Союза Российских инженеров: В моей трудовой биографии был период, когда я работал в налоговой инспекции. Так вот, от предпринимателей и от налоговиков было одно -единственное предложение: не нужно менять правила игры. Хотя бы год оставьте правила неизменными, а лучше - три. В идеале - не меняйте правила игры в течение пяти лет. О каких инновациях может идти речь, когда все время меняются правила? Давайте рассматривать импортозамещение как часть промышленной политики. Давайте возьмем самую многострадальную отрасль - оборонку. Вытащили трудами великими, не вытащили, но тащим.Там, где появляется политическая воля и желание решать проблемы, там тут же подключаются общественные организации и инженерно-технические кадры и начинается небольшое поступательное движение. Давайте мы посмотрим на отечественных инженеров. Положение тревожное. Положение сейчас таково, что в скором времени мы можем вообще остаться без слова "инженер".

Наталья Иванова: Но наоборот, в прошлом году было утверждено звание "почетный инженер" ?

Голос из зала: Но у нас ребята работают в Политехническом, они отличные инженеры!

Владимир Силуянов: Они не инженеры, они магистры и бакалавры! Мы выступали с предложением учредить день инженера Российской Федерации. И что получается - день экономиста ввести можно, а день инженера - пока нельзя. Потому что есть заслуженные экономисты российской федерации, а заслуженных инженеров пока что нет. Вот например, МАИ и МАТИ недавно соединили - они похожи по названию, но не по сути! Получился кентавр. Дело не в том,что люди не являются инженерами по квалификации, по подготовке. А в том, что уходит само слово инженер. Исключено из дипломов. Бакалавр, магистр, менеджер широкого профиля.

Алексей Мартынов, член экспертного совета Агенства стратегических инициатив: Я хотел бы поговорить о импортозамещении в фармотрасли. По данным Минпромторга, мы в стране производим 68 процентов наименований жизненно важных лекарственных препаратов. Владимир Владимирович Путин дал указание, чтобы к 2017 году 90 процентов жизненно важных препаратов производилось в России. А теперь надо посмотреть, что мы имеем в реальности - данные взяты мной с сайта Минздрава. Например, из 21 наименования препаратов от туберкулеза в России делается только три. Из 34 наименований противовирусных препаратов в России делается только 11 субстанций. Из противоопухолевых препаратов - 31 российская субстанция. Из 12 противоэпилептических препаратов делается 4. Реально наши позиции неплохие только по иммуноглобулиновым сывороткам - 14 из 16. Из всего перечня ЖНЛС - 614 наименований - мы делаем всего 245, то есть 39 процентов, а вовсе не 68. В конце 90-х годов наше производство было очень мощным, мы производили порядка 58 тысяч тонн субстанций. Сейчас мы импортируем субстанции из Китая и Индии официально всего 152 тонны, остальное завозится под видом химических реагентов. Для того, чтобы производить субстанции в России, нужно поднимать сырьевую отрасль - это прежде всего сельское хозяйство и специальное машиностроение. Россия раньше была на первом месте по производству ампул - сейчас это в прошлом. Для того, чтобы построить завод по производству ацетилсалициловой кислоты, нужно производство каменного угля, коксохимического завода, завода по производству салициловой кислоты и фармпроизводство. В настоящий момент в России нет материально-технической базы даже для производства простейших медицинских препаратов. К 2017 году поднять все эти отрасли не получится - это будет дорого и долго. Поэтому нужно выбрать из списка 30-40 самых важных препаратов, которые не производятся на территории России, и начать производить хотя бы их. Надо начать с малого - например, в Москве можно сделать одну-две субстанции. Я сейчас курирую один проект, помогаю делать субстанцию - на деле все это крайне тяжело. Когда дело спускается на исполнительский уровень, все вязнет в болоте, и ничего сделать оказывается нельзя.

На фото: Алексей Мартынов, член экспертного совета Агенства стратегических инициатив.

На фото: Председатель правления "Национальной промышленности" Евгений Уваров и Дмитрий Потапенко, руководитель Management Development Group

Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей:

Изначально под импортозамещением у нас понималась локализация производства. Мы производим хороший перечень ЖНЛС, но с этой историей с локализацией мы столкнулись с оборотной стороной медали: те локальные производства, которые производят лекарственные препараты, стоимость которых регулируется и составляет до 50 рублей, стали нерентабельными для продажи в России. И знаете, есть парадокс - мы их продаем не в России, а поставляем в другие страны. Вот эта угроза, угроза вымывания недорогих препаратов, она вполне реальна. Пациент приходит в аптеку, и когда он видит, что аспирин подорожал с трех рублей до трехсот...Мы сейчас всецело зависим от импорта, и это не просто слова. 90 процентов субстанций - импортные, и все оборудование тоже импортное. Но надо ли стремиться производить все только у себя? Мировой опыт подтверждает, что логичнее стимулировать иностранных производителей локализовать производство в России.

На фото: Нелли Игнатьева, исполнительный директор Российской ассоциации аптечных сетей

Дмитрий Потапенко, руководитель Management Development Group

В области промышленного производства продуктов питания здесь нам не светит ничего, от слова совсем. Товар в России - либо импортный, либо квази-импортный, и развлекаться словом импортозамещение - непонятно зачем. Вот придумали слово, но никто не знает, что оно означает. Понятно, что мы еще пару раз раскрутим глобус и найдем, с кем еще поругаться - но пофантазируем. Представьте, что господа Обама и Меркель взяли и обиделись на надписи “Обама- чмо” и поздравлением с девятым мая? И собрали на круглый стол всех предпринимателей, которые поставляют нам ингредиенты - неважно, в промышленности ли, в фарме...Жить нам тогда останется месяца полтора, потому что все наши товары - либо импорт, либо квази-импорт. За 25 лет мы не можем понять, что мы представляем на внешнем рынке как государство. Каким продуктом мы являемся на внешнем рынке? Только сырьевой колонией, и за 25 лет в этом смысле ничего не изменилось.

Это основная проблема. Почему пустуют технопарки? Да потому что нет спроса. Рассчитывать на внутренний спрос глупо, он рушится. Тенденции рынка очевидны - он каждый год становится меньше, все время бизнесы физически подыхают, вот сейчас уходит представительство Toshiba. Мы тринадцатая экономика мира, и разговаривают с нами на короткой ноге. Когда представитель Intel приезжает в Сколково, его вдруг пакуют космонавты, отбирают телефон, и он вместо переговоров оказывается в Шереметьево - мы можем триста раз рассказывать о том, как мы станцуем сказки иностранному бизнесу и завлечем его к нам. А потом выясняется, что 200 тысяч уголовных дел - умножаем 170 тысяч человек хотя бы на пятьдесят, и выясняется, что у нас девять миллионов человек запаковали и закрыли их бизнес. С чего надо начинать? Государевым мужам надо перестать заниматься бизнесом, а стать менеджерами, выполняющими функции. Потому что когда водители маршруток сначала прокладывают маршрут, а потом чисто случайно - упаси бог, никакой коррупции - возникает ГУП, который выполняет те же маршруты, то вот она - основная причина.

Рынок не просто схлопывается, его государственные чиновники делят под своих парней. Эти талантливые дети, которые с печатью за десять тысяч получают миллиардные контракты - ну, я за них очень рад. Многие знают, что я взаимодействую с иностранными партнерами, и многих из них выводил на IPO - проблем нет их сюда завести. Но они не смотрят телевизор, и не понимают русского языка, дай им бог здоровья. Но один раз полежать “звездочкой” - это они понимают очень хорошо. В своей стране у него документы даже проверять не подойдут! Вот мы выйдем из этого зала, конец года - кто к нам пойдет? Налоговая пойдет, пожарники, проверки разные. Ну правильно ж - рождество, подарки ж нужны! Это все понятно, я тут волею судеб жаловался на свои проверки, что их 25 у меня было за год. Тут вышло интервью в РБК - генеральный директор “Азбуки вкуса” рассказал, что у них было 400 проверок за год. Что такое 400 проверок?

Их проверяют “Хрюши против”, “Хрюши за”, “Собачки идут”, “Собачки останавливаются”, казаки какие-то... давайте еще пошлем кубанский хор их проверять! 400 проверок - это две проверки в рабочий день. Но за рубежом такого нет! Там правила, конечно, жестче, там бюрократия в разы жестче, там нет обходных путей - если бамажка вышла, она дойдет, куда надо. И это означает, что дело не в предпринимателе - а в государственном бизнесе. Нет денег государства, есть деньги налогоплательщиков -говорила Маргарет Тэтчер, и она полностью была права. У нас все будет хорошо, когда не станет государственного бизнеса. Вот тогда все станет на свои места.

Наталья Иванова: Вы говорите о правилах, которые придумали не мы, и которые мы не можем изменить. А что мы можем сделать как бизнес-сообщество?

Потапенко: Ничего! Сифилис присыпками не лечат. Те, кто бывают на моих встречах с предпринимателями, прекрасно знают, что от меня предприниматели огребают не меньше чиновников - потому что мы, как бизнес, не технологичны, не клиентоориентированы. Но нельзя быть клиентоориентированным, когда ты ждешь, пристрелят тебя, или нет. У нас есть бизнесмены, которые при власти - и есть предприниматели, чья задача - полировать ботинки. И если мы находимся в чумном бараке - что мы можем в нем сделать? Поведение курицы никак не влияет на поведение лисы.

Иванова: Но бизнесом мы при этом все равно продолжаем заниматься

Потапенко: А куда мы денемся! Нас что, в мэрию возьмут ботинки чистить? Меня правда может в охранники возьмут, крепкий пока.

На видео: Дмитрий Потапенко, руководитель Management Development Group

На видео: Евгений Уваров, председатель правления МРОО "Национальная промышленность"

 

Евгений Уваров: Совершенно правильная тема затронута, Дмитрия Валерьевича хочу поддержать в этом плане. Сурен Оганесович все-таки не смог ответить на вопрос “не трогайте бизнес”, что имелось в виду. Непонятно, зачем необходимо это невероятное количество проверок, они не идут на пользу бизнесу. Но тут вопрос какой - Александр Юрьевич, можно ли как-то защитить предпринимателей за счет закона, чтобы не было такого, что каждый пришел в магазин перед новым годом искать нарушения? Мы ведь и так в тяжелой ситуации находимся.

Александр Сметанов: Давайте я вам даже не с точки зрения законодательной скажу, а как предприниматель. Мы оборонное предприятие. У нас, как и многих наших коллег, проходят проверки - но они давно регламентированы и происходят с санкции прокурора. Те же пожарники - есть график, по которому они приходят. Бывают проверки, которые проверяют что-то по сигналу. Мне, как руководителю предприятия пишут и представители пожарной охраны, и МВД - у нас сотрудники в горячих точках, выделите детям подарки. Мы можем выделять, можем и не выделять. Но мы все взрослые, и живем в России - российская ментальность такова, что чиновник действительно перед каждым праздником ждет подарков. Это, конечно, возмутительно и подлежит искоренению. Сейчас, насколько мне известно, действует закон, согласно которому чиновники должны декларировать любые подарки дороже трех тысяч.

Марк Темкин, исполнительный директор Московской ассоциации производителей медицинской техники

Наталья Иванова: Как в вашей сфере обстоит дело с импортозамещением?

Спасибо за возможность собраться, жаль, нет представителей отраслевых департаментов Московского правительства. В нашей отрасли Москва производит порядка сорока процентов необходимого медицинского оборудования. Для нас очень важен вопрос интеграции наших предприятий - потому что номенклатура сумасшедшая, около 20 тысяч видов медицинских изделий существует в нашей стране. Но в Москве вообще отсутствует промышленная политика. Главное - 90 процентов инновационных предприятий - субарендаторы. Еще в Зеленограде более-менее ситуация. Поэтому так важно развивать технопарки. Вот Александр Сметанов у нас сегодня присутствует, я был в вашем технопарке, но меня туда не пустили, потому что он закрытый. Но все равно - не шибко сладкая у вас там жизнь, хотя бы если судить по внешнему виду. Если у нас не будет прополитики, ничего у нас не будет. Только на основе создания технопарков позволит создавать кооперацию, именно это произошло с зеленоградским технопарком.

Сергей Бухарев, генеральный директор МАЯК-93

Я 32 года отслужил в ракетных войсках, и все это время занимаюсь импортозамещением. Никто нам новейшие технологии не продаст - мы можем только закупать те технологии, которые нам продадут, а уже на их базе разрабатывать новейшие технологии, которые по своему уровню превосходят мировые. Я скажу так - те технологии, которые я разработал сам - а их больше десяти - пользуются популярностью в других странах. Например, мы разработали и поставили технологию по производству металлопластиковых труб. Но Китай продает в другие страны нашу технологиии, и никто нам за это не платит. Я думаю, решение должно быть принято на самом высшем политическом уровне.

Сергей Вакушин, заместитель руководителя КБ "Люлька-Сатурн"

Наше КБ работает с 1946 года, один из результатов нашей работы - боевые самолеты в Сирии летают на наших двигателях. В прошлом году мы перевели в серию Су-35 и сейчас занимаемся разработкой двигателя для боевого самолета пятого поколения. Здесь говорилось, что потеряна профессия инженера - позволю себе не согласиться, у нас работает 400 человек , их средний возраст составляет 45 лет.

Но сейчас мы хотим поговорить о технологии аддитивного производства двигателей. Что это такое? Это 3Д -печать металлических конструкций. Преимущества этих технологий в том, что мы можем сократить внедрение новой детали до семи часов. Сейчас этот срок составляет три месяца. Стоимость и сроки сокращения двигателей существенно сокращаются.

Такое производство можно развивать в любом регионе - их стоимость одинакова везде, производство можно открыть даже в Москве. Это жизненно важное направление развития. Тот, кто сейчас овладеет технологией серийного производства порошка для печати двигателей, станет стратегической компанией уровня Газпрома или Роснефти. В настоящий момент в Лыткарино поставляется станок для печатания двигателей. Но, к сожалению, никто в России не производят специальные порошки для этого станка, и никто не занимается развитием такой технологии. Мы не можем нигде закупать эти порошки, потому что делаем двигатель для боевой военной машины, и все детали, начиная с руды, и заканчивая конечной продукцией, должны производиться на территории Российской Федерации. Я думаю, что уже достаточно скоро все авиационные двигатели будут производиться по аддитивным технологииям, то есть они будут напечатаны. Сейчас мы отстаем на 2 года Сейчас, если мы ничего не сделаем в этой области, мы отстанем навсегда.

На фото:Сергей Вакушин, заместитель руководителя КБ им А.Люльки (слева)

Юрий Живлюк, академик Российской академии естественных наук

Большинство докладов не учитывает того факта, что в России большое количество собственных технологий и новых технологических укладов. Хорошая цель, прекрасная цель - индустриальная Россия. Но на каких технологиях? На тех технологиях, которые нам подсовывают иностранцы? А момент времени какой? Он такой, что сейчас во всем мире начинается переход к новомутехнологическому укладу, и стратегическая безопасность связана именно с этим. А вот все, что здесь сказано, об этом не свидетельствует.

На фото: Юрий Живлюк, академик Российской академии естественных наук

Александр Рогов, заместитель директора по высоким технологиям, МИРЭА

Мы в МИРЭА разрабатываем технологии, но мы оказались в информационном вакууме, и мне хотелось бы рассказать о наших достижениях подробнее. Вот я принес несколько технологических образцов. Например, наш руководитель, Владимир Кондратенко, разработал технологию лазерного управляемого термораскалывания. С помощью этой технологии вырезаются все защитные экраны для айфонов и айпадов. Благодаря этой технологии производится один миллион экранов в сутки. Стив Джобс, когда представлял макбук эйр, сказал, что благодаря российской технологии экран компьютера очень прочный и само устройство очень легкое. У нас есть на это патент. У нас также есть специальная лаборатория теплопроводных композитов. Там разрабатываются теплопроводные и электропроводные пластмассы.

В России эта технология пока не востребована. Но есть отрасли, в которых эти технологии могут найти применение – например, в области энергоэффективного освещения. Два года назад наши товарищи купили у нас лицензию, построили огромный завод и производят рассеивающие тепло радиаторы для различных светильников. У них настолько амбициозные планы, что они хотят захватить 30 процентов азиатского рынка, а потом выйти и на мировой рынок. Я сюда пришел с еще одной инновационной разработкой, она будет очень полезна и важна для нашего города. В частности, мы разработали кабели, которые позволяют определить факт протечки труб на больших площадях и отследить место, где эта протечка произошла. Понятно, что никто наверное в России об этом не знает, отдельные мелкие фирмы торгуют такими кабелями для квартир, но это важный, но не системный рынок. На наш взгляд нужно сразу, в процессе строительства дома, по всем квартирам протянуть кабель, который будет в диспетчерскую сигнализировать о месте протечки. При чем, в отличие от зарубежных аналогов, он позволяет не ждать, когда натечет лужа, а реагирует на малейшую сырость.

Татьяна Репина, директор по общественным связям Фонда содействия кредитованию малого бизнеса Москвы:

По опросам в кредитах нуждаются, далеко не все компании, а только около двадцати процентов. Этим компаниям может помочь такой фонд, как наш, поскольку одной из основных проблем, с которыми сталкиваются заемщики является нехватка собственного обеспечения. В стране сегодня создается национальная гарантийная система, она включает госкорпорацию МСБ с капиталом 50 млрд рублей и более 80-ти региональных гарантийных фондов. Московский фонд - крупнейший из региональных, капитал нашего фонда почти 9 миллиардов рублей . Фонд выдает поручительства по кредитам и банковским гарантиям, решая тем самым, проблему заемщиков с обеспечением. Среди партнеров фонда более 40 банков, которые финансируют заемщиков под поручительства.

Объемы поручительств фонда до 70% от требуемого обеспечения и до 90 млн рублей для приоритетных отраслей и госзаказа. Промышленность - безусловно, приоритетная отрасль и такие предприятия пользуются наилучшими условиями в Фонде. Среди клиентов Фонда имеются представители разных отраслей, в том числе и резиденты московских технопарков: например, выпускающие лазерную аппаратуру, оборудование для космической отрасли, и даже производители продукции оборонного назначения. В прошлом году Фонд начал сотрудничество с Фондом развития промышленности(ФРП), где ставки по займам льготные 5% годовых, и гарантийный фонд также готов давать по таким займам поручительства, что очень привлекательно для предприятий. Ситуация на рынке кредитования МСБ характеризуется падением.

Банки стали меньше выдавать кредитов сектору МСБ, в Москве в 2015 г. рынок упал практически на 52%. В фонде снижение выдач поручительств в 2015 г. было на уровне 26%. Тем не менее при поддержке фонда предприниматели привлекли 6,6 млрд рублей кредитов и гарантий,а объем поручительств составил 3,1 млрд рублей. В выданных поручительствах суммарная доля промышленности, инноваций, строительства за последний год в фонде даже выросла с 25% до 37% не смотря на кризис. Особое внимание уделяется госзаказу: сегодня каждый третий заемщик в фонде - участник госзаказа. В рамках антикризисных мер фонд смягчил ряд требований к заемщикам, в том числе готов работать и с компаниями допустившими небольшую просрочку.

Евгений Уваров, председатель правления МРОО "Национальная промышленность":

Хотел бы всех поблагодарить за то, что вы все сегодня приняли участие в этой конференции, в том числе и представителей московских властей, аасоциаций и промышленных предприятий, которые откликнулись на наше приглашение и приняли участие в работе сегодняшнего круглого стола. Что касается деятельности нашей организации, я бы хотел отметить тот факт, что мы рассматриваем вопрос развития промышленности в России не в плоскости импортозамещения, а в плоскости развития конкурентной экономики . Экономика любой страны без развитой промышленности невозможна, и в этой связи мы поставили перед собой задачу не только оказывать поддержку в области условий организации развития промышленности, но и задать некий политический вектор для развития в этом направлении. Сегодня у меня такое ощущение, что Россия находится в парадоксальной ситуации - мне кажется, что мы сегодня находимся на стадии перестройки. Но если в 90-е годы эта перестройка была ориентирована на разрушение всего, что было достигнуто за годы советского развития, то сейчас нам надо снова перестраиваться, но в созидательном ключе. А это намного тяжелее, поскольку одно дело - все разрушить - а другое построить. С чего нужно начинать? С эффективного взаимодействия. По моему глубокому убеждению, нам надо начинать с создания национально ориентированной системы экономики, которая будет работать на благо людей, то ни окаких достижениях не может идти и речи. Никогда не работают отдельные субъекты - но всегда работает система, система эффективного взаимодействия по короткому пути. Сегодня необходимо создать контактные группы и в рабочем режиме обмениваться информацией. Это позволит разработать эффективные шаги, способные раскачать ситуацию.